Форум » Животные - позвоночные » Мегафауна неоцена и её влияние на ландшафт » Ответить

Мегафауна неоцена и её влияние на ландшафт

Автор: Только что просмотрел на DVD фильм «Первобытная Америка». И этот фильм заставил подумать о некоторых вещах. Вне сомнений, мегафауна оказала большое влияние на пейзаж Земли. В некоторых местах фауна травоядных млекопитающих самым непосредственным образом определяет характер местности, влияя на растительность. И так появилась тема, достойная (искренне надеюсь!) обсуждения и размышления: Место действия – Восточная Сибирь. Время действия – естественно, неоцен. Климат – континентальный: жаркое лето, снежная холодная зима. Действующие лица (морды): Толстолобый обда – крупное травоядное среднего яруса, специалист по высоким кустам, низким деревьям и верхушкам высоких трав. Стадное мигрирующее животное. Сибирская шурга – крупное травоядное нижнего яруса растительности. Его пища – трава, кустарники. Зимой поедает верхушки засыпанных снегом деревьев. Умингмак – стадное травоядное средних (для мегафауны) размеров, питающееся преимущественно травой и кустарниками. Снежная зайцелопа – стадное травоядное относительно небольшого размера, экологический аналог оленей. Хищников Голарктики оставим пока в стороне (или обсудим в другой теме). Вопрос: какой облик будет иметь сибирский ландшафт под воздействием крупных травоядных млекопитающих? Какие ещё экологические ниши, на ваш взгляд, остались незанятыми? Предполагаю также, что Сибирью дискуссия не ограничится.

Ответов - 235, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 All

Автор: О мегафауне лучше всего читать в особой теме на форуме сайта А. Маркова "Макроэволюция". Насчёт степени эрозии гор пока не думал... Много ли может произойти за 25 миллионов лет?

Семён: Автор пишет: О мегафауне лучше всего читать в особой теме на форуме сайта А. Маркова "Макроэволюция". Смерть экосистем плейстоцена ? Читаю чуть ли не с начала её появления. А книг разве нет? (исключая переводные "энциклопедии" для британских школьников). А вообще, в точности копировать плейстоценовую биоту, наверное, не стоит.

Автор: Но нужно проанализировать богатство реализованных возможностей, ныне, увы, утраченное.


Семён: Ну да. А что всё-таки с книгами и моими идеями?

Автор: В принципе, если титанолагиды дали грацильную ветвь зайцелоп и массивную, ведущую к умингмаку, обде и зуброиду, возможно появление достаточно крупного родича зайцелоп. Ему, однако, придётся выдержать конкуренцию с порциппулами сибирского вида. А вот сибирский вид горных зайцелопообразных существ вполне возможен: если есть в Гималаях и на Ближнем Востоке, вполне может расселиться в Сибирь и на Дальний Восток.

bhut2: А от кого, собственно, произойдёт сибирская порципулла? От кабана или домашней свиньи?

Автор: Сибирская порциппула, как и степная, произойдёт, скорее всего, от единого общего вида. А родоначальником евразийского свиного богатства (хоботковые свиньи и порциппулы) явно будет европейский кабан. Возможно, сибирская порциппула будет более головастой, чем степная. Сильная голова поможет разгребать снег.

Автор: Гигантский бобр… Напоминает североамериканского кастороидеса из эпохи ледникового периода. Конечно, такое животное выглядело бы впечатляюще. Но надо проанализировать среду, в которой он мог бы обитать. Неоценовый климат Евразии всё равно останется континентальным, со сменой времён года, несмотря на общее потепление в неоцене. Наличие зимы означает то, что реки покрываются льдом, и большая часть растительных кормов оказывается недоступной – корневища и клубни растений. Конечно, крупное животное может просто прогрызть лёд, но мелководные реки, в которых растут кормовые растения, могут промерзать до дна, и добывать корм будет крайне сложно. Можно, конечно, обгладывать кору и кушать сухие стебли тростника, но на этот корм среди мегафауны найдётся немало сухопутных любителей. Кроме того, большое животное должно поедать много корма. Хватит ли ему времени, чтобы добыть нужное количество корма зимой? В крупных непромерзающих реках даже гигантскому бобру не жить – плотину там не построишь, а хатку может снести ледоход. Единственный выход в этой ситуации – строить норы по берегам рек. Тогда, правда, нора станет очень привлекательной для крупных хищников – у большого землероя норы широкие, это и укрытие, и стол с точки зрения хищника. Впрочем, колония гигантских бобров может тогда дать хищнику отпор (причём очень страшный, возможно, смертельный). Однако, остаётся другое – весенние наводнения, связанные с ледяными заторами на реках. В это время уровень воды поднимается на многие метры, и может залить нору. Есть выход – жить на озёрах. Зайцелопа размером с лося… В принципе, нет существенных ограничений для неё, чтобы вырасти до такого размера. Вполне возможно, что даже не зайцелопа, а другой вид копытных зайцевидных мог бы занять эту нишу, стать высоким бегающим животным, которое поедает зелень на высоте от полуметра до полутора метров. Я думал над наличием в неоценовой фауне «средней» ветви копытных зайцевидных – между стройными зайцелопами и массивными «зуброидами». В принципе, сибирский вид скальных скакунов (Tragolagus) мог бы стать таким животным. Он бы населял гористые местности, спускался в долины, но избегал влажных низин и редко встречался в лиственных лесах. Возможно даже наличие двух видов или подвидов – крупного лесного и мелкого скального. Думал над крупной куриной птицей (семейства тетеревиных или фазановых) вроде дрофы или нанду, но решил, что при высоком снежном покрове ей не жить. Вымер же азиатский страус после ледникового периода, когда повысилась влажность воздуха и увеличился снеговой покров... Или придётся пернатому сопровождать стада обды и шурги, которые заодно защитят птичку от хищников.

momus: Пришла в голову идея некрупного травоядного: из породы зайцев. зверь небольшого размера (немного крупнее нынешних зайцев - может больше, до полуметра в длину тела), лапы более "расплющены", так что может ходить по болотам и по снегу. По рыхлому свежему снегу пробирается ложась на пузо, прижимает передние лапы к бокам и отталкиваясь задними лапами (как пингвины иногда) скользит - резко возрастает проходимость а более тяжелый хищник завязнет. так же может двигаться и по насту - благо есть крепкие когти на лапах. Зимний волос на пузе длинный и жесткий - скорость скольжения высокая, смазан жировыми выделениями как смазка лыжная. Обгрызает верхушки кустов зимой, летом кормится на топких местах. будет оставлять характерный след - неглубокая "лыжня" со следами задних лап по бокам.

bhut2: По-моему, вполне реаличный зверь (главным хищником которого в зимнее время будут вороны). Но причём тут он к мегафауне? Скорее, его место - в "Травоядных Неоцена".

Автор: Немного невпопад... На работе набирал. Есть ещё один путь пополнения фауны Сибири – через Дальний Восток. Большая часть Евразии буквально разделена с востока на запад, словно забором, горными хребтами – от Гималаев до Альп и Пиренеев. Но на Дальнем Востоке есть возможность переселения каких-то потомков мелких местных оленей на север. Оленебык – один из видов с болотистых равнин Китая. Вряд ли такой вид мог эволюционировать в одиночку. Я могу предположить наличие нескольких более мелких лесных видов (размерами не превышающих современного благородного оленя) в Индокитае и на Берегу Джакарта. Эти виды могли бы сохранить характерную для детёнышей оленей пёструю окраску, или иметь её производные – полосы и резко отличающиеся по цвету области на фоне окраски тела. Родственник оленебыка, столь же крупный, как китайский вид, или даже крупнее, может населять леса Дальнего Востока. Конечно, вряд ли он станет «полярником» типа обды или шурги, но смог бы встретить каких-либо «северян» хотя бы зимой, когда они мигрируют с севера. Возможно, он отличался бы шеей умеренной длины – что-то вроде небольшого варианта обды. Вообще, мелкие олени – это виды, к наличию которых стоит присмотреться. Мунтжак, водяные оленьки, карликовые «мышиные олени» Юго-Восточной Азии – эти виды могли бы выжить в небольшом количестве в эпоху антропогенного прессинга, и дать разных потомков в неоцене. Можно предположить наличие среди азиатских оленей будущего нескольких полуводных форм типа буйволов. Конечно, грацильные формы также возможны, и возможна высокая форма «нео-сиватерий» - существо с покатой спиной, которое кормится высокими травами и ветками кустарников на высоте от 0,5 до 2 метров. Такой зверь будет жить в нарушенных по естественным причинам местообитаниях – по берегам рек и озёр, где развиваются кустарниковая растительность и крупные травы. Возможно его существование в Прибайкалье и на территории бассейна современного Амура. Кроме порциппулы, из степей в леса Сибири могут перейти ещё и тушканчики. Есть у меня задумка – стадный тушканчик размером с мелких кенгуру типа валлаби. В смысле экологии это аналог быстро бегающих травоядных. Ростом около полутора метров, и приподнимаясь на хорошо развитых задних ногах, он легко может питаться где-то на уровне между шургой и обдой, конкурируя с зайцелопами, либо питаясь иным видом растительной пищи, и возможно, даже корой лиственных деревьев и хвоей. Тушканчикам будет сложнее с потомством – их детёныши первое время беспомощны, и необходимо какое-то укрытие. Но я предполагаю, природа может поскупиться на количество в плане улучшения качества, и кенгуровые тушканы смогут рождать одного крупного и хорошо развитого детёныша.

Семён: Упс, опазадал маленько... Автор пишет: Думал над крупной куриной птицей (семейства тетеревиных или фазановых) Фазановых - нет. Перепел не подойдёт, серая куропатка боится снега - при многоснежных зимах они массово умирают от бескормицы. Дело в питании - серые куропатки зимой едят семена, зелень, всё это доставая из-под снега. При высоком снежном покрове ничего оттуда они достать не могут. Приходится мигрировать туда, где снега меньше. Если же снегопады обширны по площади - то всё, конец А вот белая куропатка из тетеревиных... об этом стоит подумать. Зимой она питается почками и побегами кустарников, и чувствует себя неуютно лишь при таком снежном покрове, когда они полностью заметены снегом. В этих случаях она откочёвывает к югу. Так вот, белые куропатки и могли бы породить птицу, придуманную Автором. Летом она будет питаться листьями, побегами, ягодами (последние будут занимать большую часть их осеннего рациона). По осени вместе со стадами мегафауны отправится мигрировать туда, где менее глубок снежный покров (лучшие места - те, где снег не скрывает кустарники, но позволяет уместиться в себе достаточно крупной птице) (В малоснежные зимы может оставаться в местах гнездования). Зимой будет ощипывать почки и побеги с кустарников, увеличенный размер позволит дотягиваться и до деревьев. Как будет выглядеть эта птица? - пожалуй, она будет мало напоминать страуса. Коренастая, с не очень длинными ногами, напоминающая увеличенного предка. Размеры - полагаю, не крупнее дрофы, зимой таки придётся спать в снегу (а то холодно), нужно уместиться целиком :). Цвет на зиму, наверное, будет менять подобно предку. Летающая, но неохотно. Кстати, загляните в "И снова о птичках" - там ещё выкладки о возможной эволюции Lagopus.

Автор: Вот и думай, стоит ли делить темы на «зверские», «птичьи» или «региональные» - в любом случае при обсуждении выходишь на другую тему. Так вот, о Сибири. Деятельность крупных травоядных приводит к тому, что леса уже не будут образовывать «зелёное море тайги», как сейчас. Соответственно, увеличится количество быстрорастущих мелколистных деревьев типа берёзы и осины, а также кустарников и высоких трав. Часть пейзажа будет постоянно существовать, фигурально выражаясь, на начальных этапах сукцессии, которая на большей части равнинных территорий явно не дойдёт до логического конца (сплошного хвойного леса) из-за деятельности крупных травоядных. Зато травы и кустарники будут привлекать разных животных помельче. Так, у меняесть идея птицы из группы журавельников (помните, наверное, этих рослых потомков пастушковых). Этот журавельник будет аналогом степных журавлей. Летом эти птицы вместе с птенцами будут расхаживать рядом со стадами крупных травоядных, склёвывая с них клещей и паразитических насекомых. Летучая мышь обды специализируется на воздушной охоте, а эти птицы будут собирать сидячих паразитов, причём не только с обды. Естественно, к зиме этот журавельник будет улетать в тёплые страны – Китай или Индию. Семён, ты буквально реанимируешь мою идею, с которой я готов был распрощаться. Тетеревиные птицы выглядят более специализированными к ледниковым условиям, нежели фазаны, поэтому в период антропогенного прессинга они смогут выжить, хотя бы не все и в небольшом количестве, на территории Евразии. Смоляной голубь Европы в этих обстоятельствах – один успешно конкурирующий с тетеревиными «счастливчик», предкам которого помог человек, охотясь на конкурентов этой птицы. Белая куропатка – значит, белая… Смена цвета оперения в условиях сезонного климата – весьма полезный признак, и он, скорее всего, не исчезнет. К зиме на ногах разрастаются перья – это несомненно. Они помогут разгребать снег. Толстый клюв дробящего типа хорошо подходит для обкусывания почек и молодых побегов растений. Зимой эта птица будет уходить в горные районы, где снег не столь глубокий, и встречаются обдуваемые ветром голые склоны. Отдельные птицы, впрочем, могут оставаться жить в лесу. Эти «робинзоны» будут следовать за стадами травоядных животных, и кормиться на их раскопах.

Семён: Степной журавельник принимается. Только вот его привычка склёвывать паразитов с представителей мегафауны меня смущает. Согласитесь, даже будучи обдой, трудно сохранять спокойствие духа, когда здоровенная птица орудует рядом с тобой длинным острым клювом. К тому же я не вижу примеров подобного сотрудничества между журавлями и крупными животными сегодня. Наверное, степной журавельник будет иметь привычки и рацион серого журавля. А на роль спасителя-мегафауны-от-сидячих-паразитов я предлагаю потомка обыкновенного скворушки, Sturnus vulgaris. Во-первых, они и сейчас охотно очищают от паразитов домашний скот (чему я сам был свидетелем пару лет назад); во-вторых, подобные скворцы (буйволовы) уже сейчас существуют в Африке. Отколоть подобный номер ему будет просто: нужно лишь удариться в специализицию. Предполагаю, что эта птица будет отличаться от скворца обычного самую малость: окраской да строением ног (более сильные, с острыми когтями - чтобы удерживаться на гладкошёрстных животных). Гнёзда - в дуплах деревьев. Весь тёплый период времени будет держаться вместе со стадами, по зиме полетит куда-нибудь на юг, очищать страждущих там. Кормиться будет на самых различных травоядных, как лесных, так и живущих на открытых местах. Могу даже себе представить такую птичку на голове этого крупного потомка куропатки. Этот скворец будет также "глазами" травоядных: станет оповещать их тревожным криком о приближении хищной ужасности :). И ещё у меня есть идейка о крупной моли, живущей на живых обдах и шургах. Большие гусеницы развивались бы... зимой, глубоко в длинной шерсти животного, ближе к телу, там, где тепло. Всю зиму питаясь шерстью, к её концу окукливались бы, и к наступлению тепла вылетали. Далее произойдёт спаривание, и... нужен какой-то фокус, нужно переждать лето, когда обды щеголяют в короткой шерсти, так как в летней гусеницам мало что есть покушать. Может, можно затормозить развитие яиц до зимы или отложить их откладку? Как бы там ни было, гусеницы должны вывестись к отросту зимней шерсти у своего хозяина, и всё начнётся с начала. Не знаю, насколько это реалистично, ведь, как и большинство людей, имею о молях известное представление, да и встречи с ними заканчиваются у меня одинаково ;). Может, подобная зверушка существует сегодня в чьей-либо шерсти или была у мамонтов?

momus: Лесной покров уменьшится, значит увеличится эрозия почвы, будет много оврагов... А как такая идея относительно упомянутого выше гигантского бобра? Бобер размером с крупного борова. Живет колониями. Заселяет не реки, а овраги - роя в стенах неглубокие норы, прикрывая сверху хатками из веток, проконопаченных землей и тиной. Выход сухой. Кормится молодыми ветками деревьев. "Спилив" дерево, бобры тящат его к оврагу и сбрасывают вниз - в итоге на дне оврага, со всех сторон от хатки образуется завал из древесных стволов, комлевой хаостренной частью наружу. Только внизу, по дну оврага, идет довольно узкая и с заломами, тропа к скоплению хаток вглубине оврага. Т.о. получается непреодолимая для хищников "фортеция" - сбоку и с тыла не прорваться через завалы (засеки), а в лоб - пара взрослых бобров на узкой тропе остановят любого хищника. Осаждать смысла нет - сама "фортеция" и есть корм для бобров. Когда корм вокруг оврага заканчивается, колония бобров перебирается в другой овраг. Старый же, забитый огрызками дерева и проросшими между ними кустами (приволокли, а он взял и пророс - типа вербы) постепенно затягивается землей - т.о. бобры будут "мелиораторами" борющимися с оврагами.

bhut2: Зверь звучит несколько реалистично, но вот кроме названия - "бобёр" - он ничего общего с бобрами не имеет. Из весх водяных грызунов (к северу от экватора) бобр наверное самый специализированный для водного образа жизни. И вдруг - овраги, которые не такое уж и частое явление, особенно в лесу. Что-то надо менять.

Автор: Ещё порция размышлений: Относительно журавельника могу так ответить: цапли тоже склёвывают насекомых с буйволов и слонов, но эти животные не паникуют, и не пугаются, когда рядом с ними и на их спинах находятся такие большие птицы. Поэтому я не думаю, что 3 – 5 журавельников, бродящих среди стада шурги или обды, вызовут панику. Возможно, они так же, как другие птицы, будут служить своеобразными сторожами этих травоядных. Скворцы-симбионты. Идея также заслуживает внимания, и она, кроме того, вполне реалистична и вероятна. Вот только летучая мышь обды вряд ли согласится на такое соседство. Возможно, эти рукокрылые будут атаковать птиц, сгоняя их с животного-хозяина. Поэтому вероятнее, что скворцы будут больше обслуживать других зверей, а не обду. Моль в шерсти – это интересная идея. Можно найти простой выход из положения с длительностью жизни этого насекомого: она делает не одно, а несколько поколений в год. Зимнее поколение – самое долгое. В это время обды обрастают длинной шерстью, и личинки моли не испытывают недостатка в питании. К тому же, летучая мышь обды и разные птицы-чистильщики проводят зиму на юге, вдали от обды, и не беспокоят паразита. Поэтому бабочки, которые выводятся весной, оказываются самыми крупными. Они окукливаются и выводятся незадолго до весенней линьки обды. Затем следует несколько поколений мелких «летних» насекомых. Осеннее поколение откладывает яйца уже в зимнюю шерсть зверя, и из них выводятся личинки зимнего поколения. То были симбионты и соседи. Теперь о собственно мегафауне. Каменные скакуны (Lepotragus) отличаются от зайцелоп тем, что опираются не на последнюю концевую фалангу пальцев, а на две. Это увеличивает площадь опоры и усиливает сцепление ноги с камнями и почвой. В таких условиях из них не выйдет быстрого бегуна по твёрдой почве, зато получится неплохой обитатель скал и… ходок по топкой почве. Поэтому «лосеобразное» животное, то есть, обитатель леса и прибрежных биотопов, получится из числа каменных скакунов. Его ноги даже будут обрастать шерстью, образуя «снегоступы». Зимой это животное сможет кормиться на открытой местности – большая площадь опоры позволит ему легко бродить по снегу.

Семён: Автор пишет: цапли тоже склёвывают насекомых с буйволов и слонов, но эти животные не паникуют, и не пугаются, когда рядом с ними и на их спинах находятся такие большие птицы. Ну так то же египетские цапли - они немного крупнее вороны. Хотя ладно, пусть склёвывают ;). Автор пишет: неплохой обитатель скал и… ходок по топкой почве. Тогда точно будет два вида, горный и "лосеобразный". Может, "лося" выделить в отдельный род Lepoalces? Вроде, с травоядными разобрались? Не пора ли переходить на хищников? Кто там сейчас живёт: рысь, лисы, куньи... Да, и что с волками? И - предлагаю пла-а-вненько перетечь в Северную Америку - через Берингию, рукой подать. Так вот - у меня есть одна идея. Помните, мы обсуждали, кто станет "антилопой" севера этого континента? Мары-олени не перенесут холодов, и на эту роль были предложены потомки ослов онолопы. Так вот - у меня такая мысль: онолопы скорее заменят вымерших лошадей Северной Америки (их тут было пять видов, вроде). А "антилопами" и "оленями", на мой взгляд, станут грацильные потомки северного оленя, который до неоцена дожил. Быстроногие некрупные бегуны стали бы аналогами антилоп, в лесах севера обитали бы "не-совсем-олени", потомки не оленей обыкновенных, а северных оленей. Плюс крупные массивные лесные виды - аналоги лесных бизонов. (В то время как аналогами степных бизонов стали бы пекари). Кстати, каково мнение участников беседы о будущем северного оленя в Евразии?

Семён: А вот ещё идея. При всём моём уважении к орлиным воронам, на равнинах Сибири "орлом" станет потомок всё того же зимняка. Крупный паритель, он бы охотился на крупную дичь, короче, стал бы аналогом орлов.

Автор: Орла Херста? Гарпии? Охотником на зайцелоп мелких размеров, а также местных каменных скакунов и крупных куриных? Вполне возможно. Но тогда надо как-то делить экологические ниши этого царя-хищника (Aepibuteo rex (?)) и орлиных воронов. Надо же как-то обосновать эволюцию орлиного ворона... Может, некое ограничение экологического характера для этого хищеника? И при наличии "соколиных сов" нужно также обосновать ограничение для распространения на север хищных сорокопутовых (певчий рыболов, певчий птицелов, и др.)



полная версия страницы